Семь красных линий…

Посетив выступление камерного оркестра,

физик-теоретик разочарованно заметил:

«тривиальный случай, к равно трем».

Собственно, саму историю про семь красных линий я здесь приводить не буду. Ее все и так знают, используя для иллюстрации глупости и абсурда заказчиков. Гораздо веселее попробовать решить эту непростую, но интересную задачу.

 

Чтобы уточнить условие задачи, я отыскал оригинал текста. Автором оказался некто Алексей Березин, блогер. Все бы ничего, но есть одна тонкость. В оригинальном тексте есть одно место, которое однозначно указывает на авторский замысел:

 

«Перпендикулярны могут быть две линии, — терпеливо объясняет Петров. — Все семь одновременно не могут быть перпендикулярными по отношению друг к другу. Это геометрия, 6 класс.»

 

То есть, предполагалось, что это будут семь прямых, но автор использовал слово «линия». Специально или по недомыслию, сейчас уже не важно, большую часть пафоса и неадекватности задача потеряла. Было бы простительно, если бы это был корявый перевод с английского, где line означает как «линия», так и «прямая». Линия ведь может быть и не прямой.  Но что сделано, то сделано.

И это и породило множество формально верных, но некрасивых решений.

Просто поставлю скриншот выдачи поисковика по запросу «семь красных линий». Как видите - качество креатива не самое высокое.

 

Определим ТЗ как:

 

1. Семь прямых красных линий.

2. Все эти прямые линии взаимно перпендикулярны

3. Две этих линии – зеленые.

4. Три – прозрачные.

5. Одна из прямых линий в форме котика (любая).

 

Признаюсь, первой мыслью было использовать геометрию Лобачевского. 
Такие решения есть и не мало. Вот, посмотрите, какое красивое  предлагает  Scott Williamson на закольцованной ленте.

 

Все смотрят.

- Но почему их всего две? – удивляется Морковьева, - должно же быть…

- Нет! – возражает Петров, - их здесь семь, в полном соответствии с вашим техническим заданием.

 

- С каким? – Морковьева листает бумаги, видно, что она уже не помнит точно, что было с заданием.

- С вашим, - улыбается Петров, - семь красных, перпендикулярных друг-другу прямых линий, две красного цвета, две зеленые, три – прозрачного цвета и одна в форме котика.

- Котика, да, - улыбается Леночка. Ей приятно, что ее фантазию запомнили.

Недозайцев удивленно  переводит взгляд с изображения на Морковьеву и обратно.

- Задача имеет строгое решение только в многомерном… - начинает Петров.

- Я не понимаю, - не выдерживает Недозайцев, - но почему их две?

- Давайте вопросы позже, - говорит Петров, - если они у вас останутся, вы сможете задать их в конце.

- Да, пожалуй, - соглашается Недозайцев. Видно, что он недоволен.

- То, что вы видите – проекция решения этой задачи в семимерном пространстве на двумерное. Как раз те самые две красные прямые линии, которые должны быть красного цвета.

- Прекрасно, - говорит Недозайцев, - а где остальные?

- Остальные, - говорит Петров, заглядывая в блокнот, - пришлось нарисовать в измерениях, которые не принадлежат нашему пространству и не всегда могут быть в нем даже в виде проекции, например те две красные линии которые постоянно приближаются к нам со скоростью, равной примерно 0,3 скорости света.

Глаза Морковьевой начинают съезжаться к переносице. Недозайцев испуганно осматривается в поисках приближающихся линий и пространств, его передергивает.

- Для нас эти красные линии будут выглядеть зелеными, - говорит Петров,  - но представите, что будет с нашим пространством, когда эти измерения попадут сюда?

- Не надо нагнетать, - ежится Недозайцев. Он хочет сказать еще что-то, но не находится.

 - Дальше все просто, - говорит Петров, - три следующие красные линии нарисованы в измерениях, которые никак не взаимодействуют с электромагнитным излучением. Поэтому мы не можем их видеть, они для нас абсолютно прозрачны.

- И это еще не все!  - Петров подмигивает Леночке, одно из этих измерений проецируясь в наше измерение принимает форму котика. Правда мы его не можем видеть, так что это… да, это идея формы котика, идеальная реализация формы котика.

Леночка смущенно улыбается.

- Задавайте вопросы, - говорит Петров.

Недозайцев недоуменно переводит взгляд с Морковьевой на Леночку и обратно. Глаза Морковьевой съехались к переносице, Леночка смущенно улыбается.

- Если нет вопросов, тогда я  закончил, - слегка кивает Петров.»

 

P.S. Подготавливая эту статью к публикации, нашел много вариантов решения этой задачи и даже попытки классификации их. Внезапно увидел еще один аспект, который было бы неплохо рассмотреть, социально-психологический.

Поэтому, будет вторая часть, в которой хотелось бы изучить типы решений и людей, которые их выбирают и принимают.

 

С. Пасечник

* Пока искал длины волн и частоты спектра, окунулся в непознанное, узнал, к примеру, частоту кристаллического тела Бодхисатвы, так бурно радовался, что напугал кота.

 

И хотя он использует в решении красную бумагу,  но все равно остаются вопросы к зеленому красному. И с прозрачным красным там тоже не все так однозначно, как хотелось бы.

 

В привычном нам мире можно провести только только три взаимно перпендикулярные прямые линии. Надо придумать что-то такое, что позволит провести еще четыре. Очевидным будет предположение, что не обязательно ограничиваться тремя измерениями, можно использовать больше. Например - семь. Тогда в семимерном пространстве задача имеет простое решение.

 

Немного сложнее с зеленым цветом красных линий. Для этого они должны приближаться к наблюдателю с некоторой скоростью, достаточной для возникновения эффекта Доплера. Немножко формул…

 

Возьмем упрощенную формулу для скоростей много меньше скорости света, нам только порядок величины оценить.

 

v = cz

 

где z – коэффициент, вычисляющийся по формуле

 

z = ( λ - λ° ) / λ

 

где λ длина волны видимого цвета, λ° длина волны исходного цвета.

 

Красный цвет будет иметь длину волны примерно 700 нм.

Зеленый соответственно 500 нм.*

 

Получается, скорость сближения будет примерно 0,3 от скорости света. Теоретически вполне возможная скорость. Тут все нормально…

 

Дальше допущений становится больше. Для следующих трех измерений, в которых проведены красные (прямые) линии предположим, что они никак не взаимодействуют с электромагнитным излучением. Соответственно прямые красные линии в них будут невидимыми (прозрачными).

 

И самое главное! Пускай одно из измерений, никак не взаимодействующее с электромагнитным излучением, может быть спроецировано в наш трехмерный мир и его проекция принимает форму котика. Но, так как оно невидимо, то невидим и  котик. По аналогии с котом Шредингера, предлагаю назвать его котиком Морковьевой.

 

Окончательно хотелось бы оформить все вышеизложенное в виде продолжения того самого рассказа:

 

«Помня прошлое совещание, Петров долго готовится к этому. На каждый вопрос и любое возражение у него теперь есть что сказать.

 

- Коллеги, - Петров смотрит на собравшихся за столом, улыбается и поправляет очки, - задача была близка к нерешаемой, практически на самой границе с невозможным.

 

Недозайцев смотрит на него с энтузиазмом, Морковьева – скептически, а Леночка старается понять, зачем она снова здесь. Сидоряхин отсутствует по болезни.

- Но мне удалось ее решить! – говорит Петров и победно смотрит. В его взгляде блестит огонь безумия.

 

Леночка вдруг икает и мило смущается.

Вот! – Петров торжественно показывает изображение.

2016 – 2017  © Белый муравей

А еще у нас есть странички в социальных сетях

Логотип студии «Белый муравей»